Путь прозрения — Vision Quest



Вижен квест (Vision Quest)

 

Одной из наиболее интересных практик в архаичных культурах была практика инициации (взросления). Инициация была одним из "ритуалов перехода", сопровождающих наиболее значимые социально-личностные изменения в жизни человека: рождение, взросление, брак, зрелость, смерть и пр. "Выражение "ритуал перехода" показывает, что человек перешел с одного уровня своего опыта на другой. Совершение ритуала перехода говорит о социально признаваемом праве на изменение или трансформацию — праве вступить на новый уровень своего развития…" (Э. Эрриен). Т.е., как бы сдать экзамен на новый уровень своей личностной и социальной зрелости и получить новые инструкции для правильного прохождения новой стадии жизни.

Институт "инициации" очень древен, его находят в самых архаических культурах — у австралийских аборигенов и жителей Огненной Земли. В той или иной форме он присутствует во всех культурах. Инициацию взросления проходили все подростки мужского и женского пола данного сообщества в возрасте примерно 11-13 лет (иногда — 13-15 лет). Ритуалы, практики и идейный контекст инициации тесно связаны с ведущей идеологией, мифологией племени, сообщества. Это приобщение (не в теории, а на собственном опыте) к ценностям взрослых, к знанию взрослых их личностным характеристикам и способностям взрослого человека. Как писал ведущий исследователь мифологии Мирча Элиаде, инициация позволяла подростку постичь "тройное откровение: откровение Священности, Смерти и Сексуальности". Все три вида опыта отсутствуют у ребенка. Инициируемый узнает о них, принимает их и включает в структуру своей новой — взрослой — личности. Кроме того, посвящаемый уподобляется культурному идеалу племени, представленному в виде обожествляемого первопредка, героя или божества, легендарный и трудный путь которого он и повторяет в инициации. Вся инициация, ее антураж и события насыщены глубочайшими символами и являются проигрыванием сокровеннейших мифологем племени.

Не претендуя на исчерпывающую картину, опишем кратко примерный ход инициации. По достижении возраста инициации всех девочек и мальчиков племени забирают из семей. Мальчиков уводят в глухое место в лесу, джунглях или дикой, пугающей местности и собирают в группы под руководством специального наставника — посвятителя. Там они живут в особой хижине, им запрещено общаться с кем- либо, заниматься привычными делами до окончания инициации. Каждую девочку также забирают из семьи и помещают в отгороженный темный угол или уединенную часть дома, где с ней никто не общается. Затем девочек также собирают в группы под руководством опытной старой женщины, которая учит их женским, священным ремеслам и наукам (ткачество, плетение, вязание, деторождение), посвящает в культ плодородия, учит искусству любви.

Лес, мрак, джунгли являются символом "потусторонности", смерти, входа в космическую Ночь, первоначальный Хаос, т.е. возвращения в начало цикла. Подросток должен символически умереть как Ребенок и родиться как Взрослый, начать новый цикл. Хижина для посвящения — символ утробы матери, в ней проходит часть тяжелых испытаний и обучение мифам о происхождении мира, секретным традициям племени, тайным именам богов и т.д., которые известны только взрослым, т.е. посвящение в идеологию и социальные установления племени.

Главной темой инициации является переживание посвятительной смерти. Посвящаемых закапывают в землю, иногда заваливают сухими деревьями, делают им соответствующую раскраску, в некоторых племенах инициируемые имитируют поведение мертвых. С этим же переживанием связаны суровые, порой жестокие испытания, которые должен вынести посвящаемый. Это ритуальные пытки, такие как бичевание, избиения, обрезание, вырывание зубов, голодание, лишение сна и пр. Нанесение татуировок, насечек, надрезов на коже, символизирующих смерть и воскрешение. Затем следует переживание возрождения, нового рождения, рождения себя в другом качестве. Посвящаемым дают новые имена, обучают новым, секретным словам, языку, иногда их заново учат ходить, кормят как маленьких, т.е. имитируют поведение новорожденных.

Завершается инициация грандиозным праздником, на котором сообщество приветствует и почитает своих новых членов, обращается с ними как со зрелыми, взрослыми, социализируя и утверждая их новую роль, новую идентичность.

В последнее время ряд психологов и исследователей разработали методы и психотехнологии, основанные на практике инициаций. Примером может служить семинар-тренинг "Визионерский Поиск" (Vision Quest), разработанный еще в 1973 году Томасом Пенксоном (США). Он использовал одноименные церемонии и ритуалы перехода американских индейцев в своей работе с детьми, подростками, молодежью и наркоманами. Для индейцев Визионерский Поиск ускорял их социально-психологический рост в потенциально кризисный период изменения и перехода от юности к зрелости, на жизненно важной стадии формирования в душе образа своего "я", само-идентификации.

Семинар Т. Пенксона состоял из четырех стадий. Первая — это подготовка, инструктаж, создание контекста и правил работы с внутренним миром, групповое обучение умению видеть и принимать свои чувства, интуиции, сны, страхи и их соотнесенность с внешней реальностью и жизнью личности. Вторая — это очищение, пост и омовение, отпускание обычного, эго-центрированного сознания. Третья — период одиночества и изоляции среди дикой природы, где участники входят в особое состояние сознания, вызванное церемониями, голоданием, отрешением от структуры их нормативной реальности и переживанием того, что означает быть естественным природным существом в природном мире. Все это позволяет войти в контакт с более глубокими уровнями их существа, и, пройдя через свои страхи, беспокойства и подавленные эмоции, рассмотреть свои системы убеждений и установок, подумать над вопросами: "кто я?", "куда я иду?", "что я делаю со своей жизнью?". Четвертая стадия — это коллективное празднование нового обретенного смысла себя и церемония воссоединения с социальным миром. Это интерпретация и интеграция переживаний Визионерского Поиска в текущую жизнь.

Пройдя через эмоциональное очищение, участники курса часто открывают и/или укрепляют свои внутренние ресурсы, способности и умения справляться со стрессом (стрессом взрослого, т.е. получают пропуск во взрослую жизнь) и страхом неведомого. Успешное переживание трудностей на опыте подтверждает и утверждает скрытую силу личности (т.е. рождение зрелого "я"). Участники говорят о более глубоком доверии к себе, уверенности в себе и в том, как они и вселенная совместно создают их жизнь и судьбу. Люди начинают лучше относиться к себе и другим, обретают чувство оптимизма в отношении управления своей жизнью. Эта информация не является чисто умозрительной, концептуальной теорией из книжек, напротив это — опытное внутреннее знание себя и своей реальности. Происходит изменение многих ограничивающих стереотипов системы представлений и поведенческих шаблонов. "Участники завершали семинар с глубоким чувством личной, социальной и духовной идентификации. Это было собственное, непосредственное чувство своего "я", основанное на прямом опыте. Вместе с этим возникало сильное понимание предназначения жизни и осознанная, выстраданная решимость "жить как взрослый воин", т.е. принимая полную ответственность за свои действия во всех сферах своей жизни" (Т. Пенксон).

Исследования в глубиной психологии и мифологии (К.Г. Юнг, М. Элиаде, С. Гроф) показывают, что переживание "смерти — возрождения", "перехода" являются архетипическим процессом, т.е. проявлением механизмов бессознательного ("коллективного бессознательного" по К.Г.Юнгу). Это означает, что "ритуал перехода", инициация соответствует динамике архетипических процессов (и является ее выражением) в данный период развития личности. Т.е, можно сказать, что подростковому возрасту внутренне присущи свои архетипические темы, ситуации, потребности и психологические состояния. Они будут спонтанно проявляться в подростковый период в той или иной форме. Это такие темы как: побег/уход из дома, самостоятельность, риск, независимость, стремление к проверке/испытанию себя, утверждение себя в новом качестве, утверждение себя в группе себе подобных, разрушение родительских стереотипов и привязанностей к родителям, встреча с хаосом и стремление пройти через него, сексуальность, испытание себя болью, поиск примера, подражание герою, подвиги и т.д. Любопытно отметить, как эти темы проявляются в жизни современных подростков — в культурах, где больше не существует института инициации. Действительно, это и подростковые группировки, с их жестокими правилами и ритуалами, сексуальной распущенностью, татуировки и испытания себя на боль, поклонение кумирам эстрады и спорта, "геройство", "подвиги", бунт против родительских авторитетов, интересы к темам смерти и хаоса (специфические стили рок-музыки, кино) и пр. Как видно, эти темы находят свое выражение, но большей частью в хаотических, деструктивных формах. Все это можно рассматривать как суррогаты инициации или псевдоинициацию. Нашей культуре, не имеющей осмысленных ритуалов инициации, не достает психо-социально-духовных средств для поддержки индивида, проходящего процесс личностного изменения.

Ритуалы перехода, инициации архаичных культур проигрывали вовне темы бессознательного, позволяя их встретить осознанно, снимая, таким образом, внутреннюю напряженность, присущую данному возрасту. Они направляли, сопровождали и социализировали этот бессознательный поток, создавая безопасный контекст для его проявления. Подросток, очевидно, не в состоянии в одиночку справиться с наплывом этих архетипических сил конструктивным образом, отсюда и вытекает необходимость в создании социально-психологических аналогов инициации для современных подростков. Как мы уже упоминали, отчасти эта проблема начинает решаться с помощью современных методов применяемых на практике (тренинги и семинары).

Эта проблема имеет и еще один любопытный аспект. В психотерапии в последнее время появился термин "парентэктомия" для обозначения процедуры освобождения от родительских пут, установок, запоздалого подростка. "Запоздалым подростком" в данном случае может быть и вполне солидного возраста человек, так и не сумевший стать психологически, личностно взрослым, "застрявший" в инфантильной зависимости от родителей или сильной зависимости от мнения окружающих. Очевидно, он так и не прошел своей"инициации взросления", не умер как ребенок и не родился как взрослая самостоятельная личность. Именно в этом кроется основная проблема озабоченности собственной судьбой, отнимающая так много сил.

 

5 Международная конференция (17 — 23 сентября, 2012, Украина)